Навигация
 
Голосования
Как Вы оцениваете работу профкома ?
 
Кто нас чаще посещает ?
 
Главная
Борьба нанайских мальчиков

 

Борьба нанайских мальчиков,

 или Сказ о непобедимом кризисе


 


«Кризис, - утверждал небезыз­вестный герой Михаила Булгакова, - у нас в головах». И это в ту пору, когда кризис, казалось бы, был на­лицо: голод, разруха, неразбериха в управлении... Сегодня, слава богу, явных признаков кризиса как будто и нет. Но вот в АО «АрселорМиттал Темиртау» он не заканчивается. И такое впечатление, словно тут эти кризисы, действительно, в головах менеджмента, который только и де­лает, что ведет с ними какую-то со­вершенно бесполезную борьбу. Во всяком случае, антикризисные меры, принимаемые руководством компании, не приносят ожидаемых результатов. Может быть, потому, что не то и не так делают?

НЕ ПЕРЕГНУТЬ БЫ ПАЛКУ...

Как-то раз автор оказался случай­ным свидетелем разговора двух работ­ников угольного департамента, бурно обсуждавших статью в очередном но­мере газеты «Металлург», где были даны ответы исполнительного дирек­тора АО «АрселорМиттал Темиртау» Иво Хмелика на вопросы металлургов. В частности, их зацепил абзац, в кото­ром объяснялись причины высокой се­бестоимости производимой продукции при наличии собственного сырья, элек­троэнергии.

Приведем дословно ответ исполни­тельного директора: «Во-первых, наше производство очень энергоемкое - мы на 20 процентов больше потребляем электроэнергии, чем другие заводы Группы. Во-вторых, например, на за­воде в Генте (Бельгия), который про­изводит 5 млн. тонн горячего проката, а это практически в два раза больше, чем у нас, работают в три раза меньше людей. Это все элементы эффективно­сти компании. В Гамбурге производи­тельность - 1700 тонн на человека, а у нас 150-160. Это тоже влияет на себе­стоимость. Просто те заводы уже про­шли реструктуризацию. Мы к этому идем...».

В самом деле, здесь есть чему заце­пить за живое мыслящих людей, пусть даже недостаточно сведущих в миро­вой экономике. Мало того, что не да­ется прямого ответа на прямой вопрос, так еще прослеживается явное пере­дергивание фактов. Начать с того, что насколько больше не потреблял бы стальной департамент электроэнергии, энергия эта все-таки самим же им вы­рабатываемая и на собственном же угле. Что касается численности людей, то если даже в том же Генте их втрое меньше, то ведь зарабатывают они втрое больше, и таким образом затраты получаются примерно одинаковыми. И наконец, о производительности, кото­рая, якобы, в 10 раз выше - 1700 тонн против 150-160 тонн на человека. К со­жалению, на руках нет фактов, кото­рыми можно было оперировать, но весьма сомнительно, чтобы это было действительно так. Во всяком случае, даже если такое соотношение имеет место быть, то вряд ли в том виновны рядовые работники, которые трудятся в меру своих сил и возможностей.

К чему, спрашивается, было вспоми­нать тот разговор и уже забытую ста­тью в «Металлурге» по прошествии нескольких месяцев? А к тому, что ру­ководство компании с упорством, до­стойным лучшего применения, продолжает политику снижения себе­стоимости продукции и повышения эффективности производства исклю­чительно за счет сокращения числен­ности и ухудшения условий труда работников. Достаточно вспомнить приказ об очередном сокращении чис­ленности персонала АО «Арселор­Миттал Темирату» на три тысячи человек при сохранении объемов про­изводства и первоначальном намере­нии выставить на продажу успешно действующие под управлением Проф­союза угольщиков шахтерские здрав­ницы, которые теперь под напором Профсоюза и широкой общественно­сти компания, широко практикующая передачу непрофильных функций сто­ронним организациям, решила вновь взять под свое крыло; отказ без веских на то оснований, если, конечно, не брать в расчет ее недовольство объ­ективным ростом профзаболеваний среди шахтеров, от услуг шахтерской медсанчасти и объявления тендера на оказание медицинских услуг другими, более покладистыми лечучрежде- ниями; а также не прекращающиеся попытки пересмотреть в свою пользу действующий колдоговор и посто­янные споры по поводу проведения ежегодных индексаций.

Что интересно, под прикрытием кризисов, которые не мешают г-ну Митталу зарабатывать миллионные прибыли, но заставляют власть прони­каться сочувствием к крупнейшей си­стемообразующей компании в регионе, последняя умудряется проводить в жизнь решения в свою пользу. Пока Профсоюзы обоих департаментов ло­мают копья в бесконечной переписке с министерствами, взывают к депутатам Парламента и общественности с целью привлечь их внимание к действиям ад­министрации, ущемляющим интересы трудящихся, она, подобно крылов­скому Ваське, делает свое дело - про­должает сокращать численность, лишать шахтеров собственных здрав­ниц и медсанчасти, добиваться пере­смотра колдоговора. Но сколько это может еще продолжаться? Ведь из­вестно: аппетит приходит во время еды. Какие еще припасла администра­ция «сюрпризы» с учетом новой волны кризиса? Вполне может статься, что пришел черед до сокращения заработ­ной платы под видом перевода значи­тельной ее части в премиальный фонд. Или вообще закрытия, под видом оче­редного объединения, отдельных пред­приятий. Впрочем, чего подсказывать администрации идеи, на которые она и без того горазда. Вот только не пере­гнуть бы палку...

НЕ МОГУТ ИЛИ НЕ ХОТЯТ?

Со стороны может показаться, что все эти меры способны кардинальным образом повлиять на снижение себе­стоимости продукции. Но если учесть, что доля заработной платы работников составляет в ней всего только 7 про­центов, то получается, что действия ад­министрации сродни буре в стакане воды. Тогда напрашивается вывод: либо она преследует какие-то иные не­ведомые нам цели, либо хромает на обе ноги менеджмент, высшее звено кото­рого представляют выходцы из стран дальнего зарубежья. В этом с нами вполне солидарны ветераны металлур­гического производства, которые на страницах ряда местных газет подели­лись своим мнением. Так, в «Вечерней газете» (№27, от 3 июля 2013 г.) была опубликована статья «Металлурги счи­тают, что в кризисе на комбинате ви­новато его руководство». Позволим себе привести выдержки из нее, кото­рые проливают свет на сложившуюся в АО «АрселорМиттал Темиртау» си­туацию.

«...Правление комбината открыто признает потерю рынка сбыта попутно говоря о том, что, например, россий­ские металлургические компании про­должают производить продукцию на прежних условиях и их кризис не кос­нулся». А далее, комментируя заявле­ние руководства АО «АрселорМиттал Темиртау» о том, что предприятие по­теряло рынок сбыта на Ближнем Вос­токе, куда продавало 1 млн. 20 тыс. тонн металла, ветераны со слов автора статьи, выражают удивление тем, что сбытом при этом всерьез никто не за­нимается.

«... Сегодня уже никого не удивляют бреши в рядах местных потребителей. Металла с маркой «АрселорМиттал» в последние несколько месяцев уже не найдешь и в специализированных тор­говых домах Караганды и Темиртау. Вот ветераны комбината и подвергают сомнению заявления руководства пред­приятия о том, что рынок сбыта по Ка­захстану завод не утратил. Особенно, если учесть, что строительные компа­нии, работающие в различных регио­нах Казахстана, то и дело заявляют, что они бы и рады поддерживать местных производителей, покупая казахстан­скую продукцию, да только в той же России, сортопрокат купить проще.

Например, еще в январе депутат ма- жилиса Андрей Бегенев, встречаясь с темиртаускими журналистами, гово­рил о том, что, к сожалению, комбинат не уделяет должного внимания сбыту, не имеет гибкого подхода к нуждам по­требителей, не предвосхищает их по­требности и желания, да и к заказам относится без должного уважения. В качестве примера депутат рассказал о том, как в ходе рабочей поездки в Ак- тюбинскую область, он порадовался тому, что в этом регионе ведется круп­номасштабное строительство, и, лоб­бируя интересы родного города, посоветовал строительным компаниям покупать сортопрокат у «АрселорМит­тал Темиртау.

- Было больно и неприятно услы­шать в ответ, что с этим поставщиком работать сложно и невыгодно, - под­черкнул Андрей Бегенев».

Об этом же говорят некоторые пред­приниматели, которые, проживая в России, еще три-четыре года назад не­сколько раз приезжали в Темиртау, оформляя заказы на покупку металла.

« - Живу в России, работаю там, но еще проживая в Темиртау, открыла не­большой бизнес по поставкам металла в регионы РФ. Конечно, заказы у меня небольшие, и десятка тонн не набира­лось, но стабильные. Однако три года назад начались сложности в поставках. Мне неважно, по чьей вине, это рынок, сроки надо соблюдать. После прибави­лись и проблемы с качеством. Но уж когда проведя маркетинг рынка ме­талла в России выяснила, что смогу ку­пить более качественную продукцию и при этом дешевле, чем в Темиртау, я отказалась от сотрудничества с комби­натом, - рассказала предприниматель­ница Н.»

И как отмечается в статье, она да­леко не единственная, кто пришел к та­кому выводу.

«Как ни крути, как ни страдай пат­риотизмом, но купить сегодня металл и сортопрокат в России в самом деле не только проще, но и дешевле. Рос­сийские металлургические комбинаты отказались от жесткости в ценовой по­литике и рассматривают заявки инди­видуально. Они взяли на вооружение распространенный закон рынка: ниже наценка - больше объем сбыта, зара­батывать можно и за счет оборота. И те, кто еще вчера покупал продукцию на «АрселорМиттал Темиртау», за­ключают контракты с российскими производителями и не остаются вна­кладе. Но видя и зная об этом, руко­водство компании «АрселорМиттал» не снижает цены».

Тем не менее, как отмечает автор «на темиртауском предприятии уже стало традиционным все огрехи в сбыте и при потерях рынков сбыта сваливать на раздутые штаты, на большую чис- ленность работников, которым ежеме­сячно платят очень хорошую зарплату. И уж совсем сложно отмахнуться от статистических данных.

Например в марте 1990 г. комбинат выплавил 552 тыс. тонн, при этом от­грузка готового проката составила 436 тыс. тонн. С начала года, то есть за пер­вый квартал комбинат выплавил 1 млн. 404 тыс. тонн стали и отгрузил 1 млн. 332 тыс. тонн готового проката. Сейчас комбинат балансирует на отгрузке 220- 240 тыс. тонн в месяц. Сотрудники комбината уже позабыли, когда на предприятии были в работе все четыре домны. И не потому, что столько про­дукции выпускать нерентабельно. Ста­рейшие сотрудники комбината уверены: производственный процесс давно идет как идет. Комбинат рабо­тает, видимость деятельности тоже имеется, да и потуги модернизации на­лицо, но все идет к тому, не сомне­ваются не только ветераны, но и сотрудники, чтобы производство по­степенно сошло на нет. Невозможно не учитывать и выводы ветеранов пред­приятия и сотрудников, которые про­сто уверены: сбытом на комбинате не только не занимаются, его саботи­руют...

- Мы, металлурги со стажем, мы на комбинате работали, когда он парал­лельно производству металла строился и развивался. Нас в Интер­нете прежде всего интересует, как об­стоят дела у наших коллег в России. И ни один завод даже не приближается к таким показателям по отгрузке как наш комбинат. Никто не скатился на половину мощностей от тех, что были 20 лет назад. У нас есть знакомые на российских комбинатах. Интернет позволяет общаться с ними. И если наш комбинат жалуется на то, что утратил иранский рынок из-за того, что там нестабильная ситуация, с пла­тежами проблемы - не проходят, то те же россияне открывают новые тран­зитные счета и торгуют с Ираном. А наши, получается, не хотят этого де­лать, искать пути, так что ли?

Общаемся мы и с теми, кто сейчас работает на комбинате, и что слышим: нет работы у службы сбыта! Как нет?! Когда в Алматы возят металл из Китая, в Караганду - из России. Так вы­ясните, почему? И предложите лучшие условия, - недоумевают ветераны.

При этом ветераны уверены, что эти аргументы можно зарубить все тем же аргументом: высокая себестоимость. И в ответ приводят не менее избитый аргумент: наличие у «АрселорМиттал Темиртау» собственной сырьевой базы - руды и угля. Хотя, конечно, ли- саковская руда далеко не лучшая. Но у того же магнитогорского комбината нет и этого, все сырье покупается, но именно этот комбинат славится гибкой ценовой политикой при хорошем каче­стве. Хотя и в Магнитогорске работ­никам платят хорошие зарплаты, но таких сокращений численности при проводимой модернизации, как в Те­миртау, нет».

Далее ветераны вновь оперируют фактами.

«- Статистика, согласитесь, вещь упрямая, с ней не поспоришь. Опять же возьмем данные за март 1990 г., раз уж они у нас есть, - говорят ветераны комбината. - Штатная численность - 28 тыс. человек, а общий штат со всеми там садами, комбинатом пита­ния и прочим - 32 тыс. человек. Да­вайте разделим цифру 436 тыс. тонн отгрузки продукции в месяц на 28 тыс., то есть воспользуемся показате­лями работы комбината в марте 1990 г. Получается, что на одного работника приходилось 15,5 тыс. тонн. Сегодня штат составляет примерно 16 тыс. че­ловек, отгрузку возьмем 230 тыс. тонн

-                   получаем 14,3 тыс. тонн на работ­ника в месяц. Чего добились? Больше отгрузки на работника так и не стало. Теперь, давайте, навскидку прикинем, какова доля зарплаты в себестоимости

-                   7 процентов. Давайте, пойдем дальше в расчетах. Увольняем всех со­трудников, то есть оставляем нулевой штат, ну, чтобы сэкономить, ведь прав­ление всегда говорит о том, что штаты раздуты, и ежегодно изворачивается, чтобы сократить численность - полу­чаем 55 долларов на тонну. А комби­нату, как все знают, надо сократить численность на три тысячи человек, жизненно необходимо, утверждают. Но тогда и экономия составит при­мерно 5 долларов на тонну. Сильно от этого выиграет себестоимость?»

С болью, отмечается в статье, быв­шие сотрудники комбината говорят о том, что сейчас, когда только в кара­гандинском регионе наблюдается де­фицит электроэнергии, комбинат ее тоже покупает. Тогда как раньше, на­оборот, не только обеспечивал себя, но и продавал.

«Комбинат раньше выпускал только стали 20 марок, а сейчас две-три! Сор­тамента продукции нет. Качество - вот тут руководство комбината не кривит душой - хуже некуда. Чем рынок за- воевывать? И не надо говорить, что

это от того, что работники плохо рабо­тают. Оборудование и в самом деле на ладан дышит... Кичатся непрерывной разливкой стали. Но техническая це­почка никудышняя. Если ранее раз­лили сталь, в обжимном получили сляб, он пошел в ЛПЦ-1. И клети вы­держивали прокатку, так как металл в слябе был мягкий. Сейчас в ЛПЦ-1 приходит литая заготовка, а у нее же­сткость сумасшедшая. И в ЛПЦ-1 ничего не модернизировали. В итоге в первые несколько клетей металл захо­дит, все трещит, болты сыплются, и до 12-й клети металл не доходит. Эта клеть практически всегда простаивает! То есть технология не соблюдается, металл катается с нарушением темпе­ратурных параметров. Отсюда и «ка­чество».

Возьмем доменный цех. Доменщи­ков ругают: они не выполняют план по чугуну. Но на печи №4 пятый год в ра­боте три летки вместо четырех. А чет­вертую используют как склад запчастей, скручивают оттуда то, что еще можно взять для ремонта остав­шихся трех! А ведь отремонтируй эту летку - и домна в сутки начнет давать на 500 тонн чугуна больше...».

Что к этому добавить?

САМ НИ ГАМ,

И ДРУГИМ НЕ ДАМ?

Когда-то Караганда по праву назы­валась угольной, потому что на шахтах и вспомогательных предприятиях, входящих в состав ПО «Карагандау- голь» трудилось около 100 тыс. чело­век. Из 26 шахт, действовавших в ту пору, 15 вошло в состав угольного де­партамента, который был создан при­обретшим их в собственность иностранным инвестором. А затем, после их объединения, было образо­вано восемь шахт. К ним были добав­лены                      четыре              крупных

машиностроительных производства, позже выделенные в отдельное ТОО «Курылысмет», и ряд вспомогатель­ных предприятий, пока остающиеся в составе УД. Такие, как: «Углесервис»,

КПТУ, УСШМД, Энергоуголь, УШСР, производство углеобогащения, УПТС. Вдаемся в историю не потому, что за­мучила ностальгия по давно прошед­шим временам. Просто досадно от того, что многие предприятия, которые  могли бы, дай им больше воли, выпол­нять гораздо большие объемы работ, лишены возможности развивать про­изводства. Потому как ориентированы исключительно на выполнение заказов АО «АрселорМиттал Темирату». По­следнее, даже выделив некоторые из них в ТОО, продолжает диктовать им свою волю, в том числе и по числен­ности персонала. Между тем, потен­циал всех этих предприятий, включая машиностроительные производства, изначально был рассчитан на выпол­нение значительно больших объемов работ. И они могли бы, хоть многое утрачено безвозвратно, делать гораздо больше и в настоящее время, даже если бы имели возможность увели­чить хотя бы только численность своих работников. При этом сполна окупили бы затраты на их содержание за счет выполнения сторонних заказов, в чем им тоже отказано. В итоге нера­ционально используются здания, обо­рудование, из-за отсутствия приема сошли на нет преемственность поко­лений и наставничество, благодаря ко­торым не было в регионе недостатка в подготовленных специалистах.

Между тем, имей все эти вспомога­тельные предприятия да и шахты тоже большую самостоятельность, они смогли бы вносить куда более значи­мый вклад в экономическое развитие всего региона и республики в целом. Не пора ли обязать иностранного ин­вестора, не заинтересованного в их развитии, чему ярким свидетельством служит не только искусственное сдер­живание производства, но и отсут­ствие каких-либо серьезных инвестиций для замены устаревшего оборудования, использования новых технологий, начать это делать? А то и вовсе вывести их из под его юрисдик­ции и пустить в свободное плавание? А там, глядишь, по программе форси­рованного инновационно-индустри- ального развития, им перепало бы что- то для обновления производственных мощностей. И дешевле это было бы и надежнее создания каких-то новых предприятий с нуля. А сколько бы сразу появилось новых рабочих мест!

Пока же АО «АрселорМиттал Те­миртау» занимает позицию собаки на сене - и сам ни гам, и другим не дам.

Право, создается впечатление, что капиталисты вовсе не такие хорошие хозяйственники, как нам представля­лось. Или мы чего-то недопонимаем. Тогда готовы представить страницы своей газеты для развернутых ответов по всем поднятым вопросам. С одним условием: чтобы они были конкретны и по существу. Впрочем, если адми­нистрация АО «АрселорМиттал Те­миртау» предпочтет диалогу молчание, значит, ей нечего возразить. А это повод для власти вмешаться и помочь компании точнее определиться с антикризисными мерами.

 

 

«Несмотря на то, что Лакшми Миттал постоянно ссылается на экономические трудности и миро­вой кризис, просит помощи у казах­станского правительства в деле получения дополнительных префе­ренций и даже инвестиций, компа­ния получила прибыль на предприятиях и шахтах Караган­динского региона 455 млн. долларов США только за последние 2 года. И это в ситуации кризиса и мирового падения цен на металлы».

(«Правдивая газета», №10, 10 июля 2013 г.)

«За 9 месяцев 2012 г. по сравне­нию с 2007 г. уровень профзаболева­ний по официальным данным в АМТ повысился; по стальному де­партаменту - в 1,7 раза, угольному - в 2,3 раза. Инспекторы труда с 8 ав­густа 2011 г. по 9 августа 2012 г. на­считали 229 нарушений трудового законодательства»

(«Правдивая газета», №10, 10 июля 2013 г.)

 

 


 




 

 
< Пред.   След. >
 
Статистика
Кто он-лайн
 
Праздники Казахстана
Яндекс.Метрика


Студия А.Помгера
kptu.org © 2017